Клуб Любителей Эзотерики
11 Декабрь 2018, 03:20:46 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости: Добро пожаловать в наш клуб! Здесь вы встретите интересных собеседников, найдете интересующие вас темы, сможете найти созвучные идеи. Мир Эзотерики открыт для вас!
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 3 [4]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Творчество Нарелинна  (Прочитано 10583 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
narelinn
Гость
« Ответ #45 : 10 Июнь 2011, 00:11:34 »

Тут подумалось... Есть несколько текстов, не очень обработанных... Пишется тремя человеками. Потому, выложу только свои. Суть - рассказ о переводчиках, ушу (БИ), прошлых и настоящих жизнях, драмах и комедиях, отношениях между людьми... Как говорит братец - "Каждой твари по паре и еще по полтвари."

(Парк. Встреча двух. Работа в паре - "Тигр и пьяный охотник"... Этот текст написан не мной, потому - его здесь нет.)

«…Утро набирает свою зеленую силу, первые волны жара пробегают по воздуху, и гибкие травы поднимаются ввысь, словно умоляющие о благословении смиренные руки.»

Взбежав на 5 этаж и порадовавшись, что не встретил свою премилую соседку-домохозяйку, влетел в квартиру. Душ-кофе-завтрак или в любом другом порядке – было уже не важно. Главное здесь было – завтрак.
 
Ну что же, теперь можно и подумать. Завтрак съеден, коооооофе.  Рисунок кофейной, бежевой пенки. Черная непрозрачная блестящая жидкость, терпкий, горьковатый запах.    Я улыбнулся. Кофе. Если и есть напиток богов – то он должен быть похож на кофе. На вот этот кофе.
 
Солнечный зайчик  вспыхнул, отразился от темной, поблескивающей чернотой поверхности кофе, и попытался меня ослепить.   Ну уж нет. Не собираюсь отрываться от своей кофейной бездны без дна.    Я и кофе - это священно.  Сделав глоток, поймал себя на чувстве, что внутри меня кто-то настойчиво пересыпает осколки стекла. Они неприятно шелестели и оставляли царапины с каким-то пронзительным, похожим на острые колючки звуком. Что-то мне мешает. Вздохнув, оторвался от созерцания кофе и слушания чувств внутри. За столом тихо улыбался монах…
 
Я взглянул в его глаза и… исчез.
 
На песке пытался танцевать дракон. Его движения были не скоординированы и он постоянно находил равновесие в самых экзотических формах.  Лунсин, только странная, размытая…  Невдалеке, почти у самой воды, стоял кувшин. Дракон, сделав пару неуклюжих поворотов и разметав песок, изобразил странный прыжок. Конечная точка прыжка была в нескольких сантиметрах от кувшина.  Вот Дракон взял кувшин, запрокинул морду и сделал глоток. Затем, помотав мордой, поставил кувшин на песок и снова начал свои попытки танца. Песок взметался ввысь, золотой россыпью падал под лапы дракона и вновь поднимался.  Волны океана шептали дракону ритм, а звезды, с высоты своей бесконечности, тихо смеялись.  Их серебристый, прохладный и блестящий смех смешивался со звуком маленьких, стеклянных палочек. Порыв ветра…
 
Порыв ветра распахнул окно. Рыжая кошка, свалившись с подоконника, удивленно мявкнув, посмотрела на меня своими желтыми глазами. В моих руках был остывший кофе. По кухне катились звуки стеклянных колокольчиков. Монах, конечно же, исчез. Вот так всегда. Я обиженно вылил кофе в раковину и, включив кофеварку, стал терпеливо дожидаться новой порции. И кофе не выпил, и не узнал главного - имя и не он ли учитель тигренка. Кофеварка возмущенно зашипела и выплюнула новую порцию черной, маслянистой жидкости.  Черный, блестящий – инь… Яркий, жаркий, ослепительно белый – ян… Вечный танец тигра и дракона. И один из них – пьян. Ага…! Я взвыл от неожиданных мыслей. Там не охотник должен был быть. Там должен был появиться пьяный дракон, которому захотелось потанцевать!
 
И все же Тигренок похож на чеширского кота…  Я улыбнулся и усевшись по середине кухни, начал пить свой кофе. А улбыка тигренка то появлялась, то исчезала, оставляя после себя запах свежей травы, ночной росы и звук падающих звезд.
« Последнее редактирование: 10 Июнь 2011, 00:14:40 от narelinn » Записан
narelinn
Гость
« Ответ #46 : 10 Июнь 2011, 00:22:11 »

Этот текст был написан под музыку Jun Jin и  SHINWHA... Продолжение первого. День, собственно.


«Черт возьми. Прости меня, Янг, но по-другому и не скажешь. Что же ты задумал, хитрый монах?..

- Ну привет, тигренок! Вот уж не думал тебя здесь встретить, - и правда, серые, какие же серые глаза у этого странника… Вечность бы так и смотрела, как они теплеют и начинают светиться в тихой улыбке…»

Ну вот… Опять я вляпался… И что такого сказал, что этот тигренок замолчал и уставился на меня, как на нечто совершенно невозможное в этом мире. Не умею я общаться с людьми. Вечно попадаю в ситуации ступора сам или других ввожу в такое состояние.
 
- Эй, я тут. Улыбнись. Еще минута твоего молчания и я снова захочу есть.  – кажется, более идиотской фразы я придумать не мог. Вообще думать не могу. Опять эта кофейно-карамельная лента… Я помотал головой. Прислушался. Что-то мешало. Что-то чужеродное, непонятное.
 
- А вы что, знакомы?
 
Полный растерянности и удивления голос ворвался в меня и окутал яркой зеленью и смешными фонтанчиками.  Это же ее подруга или со-чего-то там по работе. Я совсем забыл о ней.  Карамельный тигренок меня размазал по миру. Собраться не могу.
 
-   Однажды виделись …
-   Вроде как – синхронно с тигренком произнесли. – Линн. – представился и улыбнулся, пытаясь нацепить как можно больше обворожительности на свою улыбку. Как же трудно улыбаться, когда хочется просто закутаться в этот кофейно-карамельный поток и просто, молча, без мыслей, ощущать тепло и уют, забыть обо всем и оставить лишь прозрачность мира. А тут… вести светские разговоры… не-на-ви-жу.
 
-  А давайте перестанем стоять соляными столбами и зайдем хотя бы вон в то кафе? Как на счет кофе и пирожного? Или вам, девушки, это не рекомендуется? – как можно более приветливо спросил я. Но все равно осталось ощущение, что я делаю что-то не то, говорю – не то, смотрю – не так… Как же просто было там, в парке и как же сложно здесь, среди людей…
- А это как посмотреть еще, кто тут столб, а кто так, рядом непонимающе рулит. Раз ты угощаешь – идем. Я – Даниела, для своих – Дана. Линка, ты сегодня очень и очень странная. Тебе обязательно надо выпить кофе. – протараторила она и подхватив тигренка под руку полетела к кафе.
 
Я улыбнулся и пошел за ними. Но мне определенно мешало что-то. И еще этот растерянный и какой-то испуганный взгляд Лины. Вот как ее зовут… Даже имена… имена почти одинаковы. Карл и Карла или нет, Клара… Какой бред у меня в голове. Ну что же случилось? Почему она напугана и готова к отражению. Отчего она чувствует опасность? И вообще, почему мы вновь столкнулись. Одни вопросы и ни одного ответа. Так. Сначала – перекус. Краем чувства выловилось нечто стальное. Черное и тяжелое. Мгновение и нет его. Мазнул взглядом по сторонам. Вот. Нашел. Кто он? 

*** (тут еще один текст о тех, кто в кафе) ***

Мы зашли в кафе, и тут же что-то изменилось. Пространство зазвенело натянутыми струнами. Окрасилось в медовый цвет, стало тягучим и плотным. Звуки превратились в отдаленные, клубящиеся дымом, потоки. Опасно…

 Я тряхнул головой, отгоняя видение. Откуда взяться опасности? Оглядел зал - за одним из столиков мне показался звериный оскал. Бред ... Но тело уже послушно вошло в состояние боя.

- Линн, хватит спать. Вот этот столик мне очень даже нравится - быстро проговорила Дана. - И так, где здесь официант?

 Девушки оглядывали зал, а меня не покидало предчувствие. Бросил взгляд на Лину и в ее глазах уловил страх. Страх и готовность к отпору стальными искрами стелились в медовом пространстве кафе и распространялись от Лины по спирали. Неожиданно из-за столика, где мне показался оскал зверя, быстро, неимоверно быстро встал мужчина и направился к нам. Его движения были точными, цепкими и скользящими. Огонь. Яркий, неумолимый огонь, всепожирающий на своем пути.  Внутри меня  поднялась волна прозрачной, похожей на горный поток, силы. Левая рука автоматически приняла боевое положение, и когда неизвестный подошел ко мне, я успел дотянуться средним пальцем и передать через каналы руки, кисти, кончика пальца прямо  в его огненную мощь горную воду.

Ледяной инь и огненный ян сцепились в клубке из полос и вихрей, разрушая все в теле незнакомца, забирая энергию его тела на свою схватку, лишая жизненной силы его органы,  испаряя и тут же замораживая его кровь, ломая сосуды, высушивая и замораживая  кости.. Точка тела, которой коснулся палец, мгновенно нагрелась, мне даже показалось, что возник пар.

Перед глазами мелькнули образы каких-то улиц, лиц и я стал проваливаться во тьму. В ту самую спасительную тьму, куда частенько ребенком сбегал. Краем сознания уловил смех, похожий на эхо и удивленный взгляд Лины. И прежде, чем исчезнуть в спасительной тьме, я услышал, как монах опять строго мне выговаривал, что я забыл поставить блок ...

Записан
narelinn
Гость
« Ответ #47 : 14 Июнь 2011, 07:44:46 »

Относительность мира


Я  заставляю мир крутиться вокруг собственной персоны. Делаю его относительным. Относительно себя, любимого и неповторимого. С неимоверными, титаническими усилиями пытаюсь повернуть его вокруг центра, где есть я. Постоянно его контролирую. Безуспешно. Устаю. Падаю. Расшибаю лоб. Злюсь, что опоздал на занятия, проспал, принял неверное решение.

«Остановись. Замри на мгновение» – как-то сказал мне Алексей.

И мир, который стал для меня удушающим, вдруг окрасился в яркие цвета. Я выпустил его из клетки относительности. Мир стал свободен. А с его свободой ко мне пришло спокойствие и уверенность. Вернулась его прозрачная красота. Он подарил мне легкость, полет и танец. Танец Жизни.

Мир – не относителен. Мир – это просто Мир. Сам по себе. Такой, какой он есть. А я – всего лишь его часть, а не центр.
Записан
narelinn
Гость
« Ответ #48 : 14 Июнь 2011, 07:48:20 »

Кризис

Звонок треклятого будильника. Опять на работу. В стране – кризис. Хотя, это хорошо. Просто – замечательно. Чем сильнее кризис – тем больше в нашей мастерской клиентов.  Так. В душ. Бррр, вода холодная, опять горячую отключили… Клиенты. Самые замечательные люди. Теперь они не спешат покупать новые вещи. Они приносят к нам чинить свои старые. Завтрак. Что тут у нас? Хлеб с маслом и икрой? Было бы не плохо. Но, ничего. Скоро и на икру заработаем. Кризис. Удовольствие. Ключи от дома. Пять минут до работы. Прогуляемся. Погода – дрянь. Но мне приятно. Никто не лезет с  вопросами, никто не говорит о проблемах. Иду и дышу воздухом. Свежим. Полезно. Для здоровья. Здоровье. Надо бы зайти к участковому. Или может не к нему? Что-то опять стало трудно дышать. Да и кашель подцепился. Не схватить бы этот грипп. А вот и работа. Уф.. Навалено-то всякой дряни. Светка сидит и красит свои губы. Сейчас докрасит и пойдем с ней курить. Нормальная телка. И квартира скоро будет ее. Только родственница эта дальняя отойдет в мир иной. И что она тут задержалась? Давно бы уже ушла в лучший из миров. Зашли в курилку. Я предложил Светке нацарапать на стене:

«Радуйтесь! В стране кризис и у твоего соседа нет денег, значит, они появятся у тебя!»

Фраза Ильи пользуется удивительным успехом. Все улыбаются. Настроение нормальное. Полет продолжается. А псих из соседнего дома пусть забоится о ближнем своем. Живем только раз. И живем – сладко!
================

Однажды братца пытались поставить на место тем, что сочувствие вообще-то лишнее качество. Я представил это... Мне не понравилось... Было очень липко и душно. Коричневая жижа. Хотелось чистых брызг водопада... Хорошо, когда рядом есть другие люди и могут просто так подарить улыбку. Это очень важным для меня оказалось. 
Записан
narelinn
Гость
« Ответ #49 : 14 Июнь 2011, 07:51:16 »

Чехарда

Как-то один знакомый у меня спросил, откуда я беру сюжеты для рассказов… Из того, что вижу или слышу или видел и слышал когда-то… Из мозаики дней и действий всех, кого встречаю.

***
Дождь. Хлесткие струи воды глухо падали на асфальт,  рассыпались миллиардами брызг и разливались потоками. Дождь бил. Вода стояла стеной. Тишину утреннего города нарушал лишь звук падающей воды с неба. Дождливое утро.  Прозрачно-серое, сырое утро.

Опять придется машину мыть. Грязь… «Я водяной, я водяной… никто не водится со мной…» - вспомнилось мне из какого-то мультика. Да… Точно. Сейчас я похож на водяного. Такой же мокрый и в банке. Усмехнулся. Водится-водится… водится водица. Везде вода. Кругом вода. А на дворе у нас весна. Весна… Весна и вода. Пробуждение – побуждение. Побуждение к чему? И кто же где водится? Водятся в воде или на земле… Вещие и не очень, хитрые и умные, грустные и светлые, русалки… Русалки с прекрасными голосами, сирены… Не попасть бы в их сети. Если уже не попал. Попал и пропал. И опять будет горько и безысходно от невозможности соединить несоединимое… Я вздохнул. Сети бывают разные – голубые и красные. Желтые и зеленые. Дались мне цвета? Наверное, я просто устал от серого утра. От серого утра, от работы безумной… Ну вот и приехали. Работа уже близко. Все равно, что те странные слова – «И смерть твоя уже близка…» Где зонт? Блин… Дома. Придется мокнуть под дождем. Вот почему я подумал, что мокрый, хотя и находился в машине… Да уж… Как говорит Леха – я сначала делаю, потом понимаю. А все – весна. Я ухмыльнулся. Приятно свалить все на весну. Мол, она виновата. Голову забивает совершенно другим. Выходить под дождь не хотелось, но ни одного знакомого с зонтом тоже не наблюдалось. Я вздохнул и нырнул в дождь…

Вот. Теперь, точно, похож на истинного водяного. Вода стекает с меня струйками. Впору искать полотенце. Я мельком глянул на свое отображение в зеркале холла.

- Тебе бы высушиться – насмешливо сказала, пробегающая мимо меня, худенькая девушка из планового.
- Ага. Еще согреться и повеситься. Можно одновременно, чтоб не мучаться долго. – вслед шипел я. Тихо выругался и подумал, что скоро как Леха, буду возить с собой запасную рубашку и на работе иметь запасную рубашку. Разведу свои рубашки в каждом месте обязательно по паре. Каждой твари – по паре и еще лишнюю парочку для развода. Обанкрочусь с этими рубашками. Я понял, что уже подошел к двери кабинета. Ну вот, привет моя работа. Я так скучал без тебя… Криво усмехнувшись, я открыл дверь…

Привычно включил компьютер, пробежал глазами по бумагам – вспомнить бы, что делать в первую очередь… Ну что ж – поехали. Шквал телефонных звонков… И моя голова заработала в другом направлении – вопрос – ответ – решение – разговор – документ – вопрос - … - пробег по рукам, то бишь по кабинетам – документ – решение – оформление – документ…

Рабочий день.

К концу рабочего дня, и тем паче, к концу рабочей недели, мозги кипят и в каждой, даже невинной фразе, видится не менее трех подтекстов.

- Груз пересекает границу.
- Угу. И он пересек границу видимого сознания и очутился за пределами нашего разума.
- В противном случае, Дим, мы вместе с грузом сползем с ума.
- Естессссно, Виталик. Ум для нас уже не досягаем.

- Ты видел Петра, Дим? – спросила вошедшая Татьяна из отдела наладки.
- Я не буду этого делать. В конце концов у нас имеются службы доставки.
- Дим, а всю цепочку ответов нельзя по очереди выдать?
- Это слишком длинно, а я – занят и потом, ты ведь все равно поняла меня.
- С вами, мужики, поработаешь, и не такому научишься, я скоро мысли ваши буду наперед читать, и телефоны с ногами мне будут не нужны.
- А вот ноги тебе обязательны. Они слишком прекрасны, чтоб от них отказываться – подал свой голос Виталька.
- Вам только ноги и нужны… А чай в этом доме найдется? – туманно спросила Татьяна, рассматривая очередную заявку на наладку оборудования.
- Танечка, девочка, у нас – как в Греции, есть все, и даже молоток. Ты ведь его искала тут как-то – ехидно проговорил Виталька, включая чайник. – И зачем тебе молоток? Мы вот не поняли.
- Вас прибить, чтоб как гвозди не цеплялись за ноги. – машинально отбила Татьяна, поедая глазами появившуюся коробку с конфетами. – Я, кажется, скоро растолстею здесь у вас, мааальчики – сладко проговорила она.
- Хорошего человека – должно быть много, иначе этот человек нас вколотит куда-нить, вновь приобретенным молотком. Тань, а правда, зачем тебе молоток? – спросил я.
- Вкуууууусно как… И откуда у вас эти конфеты? – сладко пропела Татьяна – молоток – нужен для забивания гвоздей. В стены.
- А дрель? – подал голос Виталька.
- Опять чаи гоняете? И при чем здесь дрель в вашей чисто бумажной работе? – строго проговорил вошедший начальник отдела – совсем распустились. Чая мне налейте. Бааааааарррдак. Даже кружки чистой нет. Когда груз пересечет границу, кто-нибудь интересовался?
- Владимир Николаевич, груз пересек границу 20 минут назад. – быстро хором с Виталькой проговорили мы - И канул… в вечность – уже тише добавил я. – а чай сегодня вкууууусный и с замечательными конфетами. Татьяна не даст нам соврать. Пошел я по рукам.- поднявшись, сказал я и вышел из кабинета…
- Удачной охоты тебе, Каа – вслед высказался Виталька
- Утюг найди, а то колешься – уже в коридоре сказал я.
- Тогда бриться надо чаще – проговорил водитель, проходя мимо меня.
- Или целоваться реже – отбила Вера Андреевна, выходя от секретаря.
- Как вас здесь много – никто не знает, где купить дополнительную память? – спросил возвращающийся водитель.
- Чтобы не забыть побриться перед поцелуем, вот почему ты ходишь с бородой, Андрей.

Ответа коридорной перепалки   я уже не слышал, т.к. попал в кабинет бухгалтерии…

- Кто-нибудь знает, чем закончилось вскрытие? – это была первая фраза, которую я услышал после коридора…
- Вчера нашли труп недалеко от нашего дома. – запыхавшись проговорила влетевшая в бухгалтерию кассир. – я теперь боюсь ходить домой.  Ой, Димка, ты же долго работаешь, я с тобой сегодня поеду. Идет?
- Так что там со вскрытием? – поинтересовалась Надежда.
- Откуда я знаю, - возмущенно ответила ей кассир – я же не смотрела на него.

В бухгалтерии раздался взрыв хохота…

Вот такой у меня рабочий день, когда голова занята текущими рабочими делами, а язык – язык у всех, как говорится – что слышу – то пою. Без такого – при плотном рабочем процессе – не выжить, точнее, можно просто заиметь кучу проблем со здоровьем...
Записан
nairi
Завсегдатай
*****

Карма 1057
Offline Offline

Сообщений: 2150


Под ногами - жизнью брошенный гравий...


« Ответ #50 : 11 Июль 2011, 23:54:10 »

Из последнего narelinn'а

Магия кафе

Бумаги подписаны… Все. Вот и все. Внутри образовалось странное чувство пустоты.

Я зашел в ближайшее кафе.
К столику подошла девушка с именем на бейджике. Лена.
- Чай. Оолонг молочный.
Лена одарила меня улыбкой.

Прохладный полумрак, тихая музыка… Огляделся. На стенах, в рамках из тонкого бамбука, на листе бумаги, если я правильно разглядел, то это была бумага Сюань или Лунный дворец, возникали слова… Линии текли, оставляли звуки, сплетались с узорами и растворялись в пустоте бумаги.

Вот узор из листьев и веток. А чуть сверху и слева спускались два иероглифа. Гуа цзы. 瓜子
Ветка, два кусочка и в середине знак ножа. Нож, который режет дыню. Гуа. 瓜 Висящие на ветке разрезанные кусочки и нож. Дыня, солнечная, имеющая запах свежей, горной воды смешанной с жаркими лучами солнца. Вода, которая наполняясь солнцем, взяв силу земли, становится медом. Прозрачным, сладким медом, который стекает с ножа крупными каплями и распространяет вокруг аромат июля… Гуа, дыня. 瓜
Рядом нечто напоминающее коротконого человечка с большой головой и перевязанного. Ребенок. Сын на продолжение рода, хранитель традиций, продолжатель семьи. Цзы. 子
Гуа цзы. 瓜子 Семена дыни… Странное сочетание. Дыня плюс сын. 瓜 + 子… Я недоуменно хмыкнул. Ну хорошо, допустим, что для китайцев с дыней связано что-то очень приятное. Романтическое… И тут меня осенило – ну причем здесь люди и их дети?! Все намного проще. У дыни тоже есть детки и эти детки, т.е. цзы, 子, рядом с дыней будут говорить о том, что дети дыни – это семена дыни – 瓜子. И эти семена будут род продолжать, род дыни …

Я перевел взгляд на соседний рисунок. В окружении мотива из цветов сливы и веток был один иероглиф. Точнее, два, соединенных в один. Ли… 李 «Дерево маленьких мальчиков». Слива, которая всегда имеет много, очень много сладких плодов, т.е. сыновей, которые являются залогом сохранения рода, продолжателями традиций…
Дерево. Му. 木 Ствол, крепко держащийся за землю и ветви… А под ним – ребенок – цзы. 子 Сын под деревом со сладкими плодами. Сладкая надежда на будущее. Ли. 李 Сливовое дерево…李. Китайская слива.

- Ваш чай.
Я отвел взгляд от иероглифов в рамках и посмотрел с удивлением на девушку, что принесла чай. Вспомнив, зачем я зашел в кафе, я улыбнулся: «Спасибо».

Маленький глиняный чайничек на подставке. И листочек с надписью… «土,金,水,木,火» Пять элементов – земля, металл, вода, дерево, огонь … Свеча внутри подставки – Огонь. Подставка из металла. Чайник – глина, земля. Листья чая – дерево. Вода, которой заваривают чайные листья… Мне вот так, очень просто, в этом современном кафе собрали пять важнейших элементов Природы… Земля порождает металл – чайник ставят на подставку. Металл порождает воду. Заливают воду в чайник, где уже были положены чайные листья. Вода порождает дерево, т.е. заставляет распускаться скрученные листочки чая и отдавать воде самые лучшие свои качества. Дерево порождает огонь. Зажигают свечу (раньше это было дерево сухое) под чайничком и нагревают его. Огонь порождает землю, нагревается чайничек из глины, и глина, впитав огонь, долго его сохранит.
Пять элементов, что придают чаю магическую силу…

Магическое кафе. Кафе, которое успокоило мой ум, вернуло мне равновесие и наполнило меня волшебным напитком из пяти важнейших элементов.

Я расплатился и вышел в город.

Город встретил меня улыбками на лицах прохожих и теплым, приятным ветерком.
Записан

Великий исток изначально прост. (с)
Ryun Wha
Гость
« Ответ #51 : 26 Июль 2011, 16:03:49 »

Думала-думала... Просто здесь, в этой уютной творческой комнате, созданной дорогим Другом... мне кажется, здесь ничего не должно останавливаться, замирать. Та вещь, о которой Линн упоминал (что пишется в соавторстве... жаль, что временно без него)... так вот, она тоже продолжается, рисуется, записывается, живет. Как будет готово, придумаю, как ее выложить или дам ссылку... и... надеюсь, это будет довольно скоро 

А пока... ну в общем, все-таки решила выложить здесь то, что мы с Линном писали вместе... 

Проводник

Ryun Wha, Narelinn

Мост не внушает доверия. Как и все вокруг. Прищурившись, стараюсь разглядеть хотя бы, где заканчиваются хлипкие перила, но противоположный край скрывается в густом тумане. Взглянув под ноги, замираю от ужаса: темно-серая размытая бездна постепенно становится чернильно-синей…
Так. Закрыть глаза, сжать кулаки, вдохнуть и выдохнуть, почувствовать, услышать собственное сердцебиение. Какая-то причина и какая-то сила привели меня на край этой пропасти, значит, надо через нее перейти. Назад дорога отрезана, что ждет впереди – неизвестно… Можно, конечно, застыть и окаменеть у края, но и это надолго не спасет. Придут Наблюдатели, покачают головами… Потом придут … Или сама тропинка изовьется как кобра и ужалит… Путь не позволит себя оборвать, пока сам не захочет оборваться. Значит, - вперед.

Я уже почти делаю первый подгибающийся шаг на зыбкий мостик, как вдруг чувствую, что кто-то прикоснулся к моему локтю. Спокойное и доброе прикосновение словно вливает в меня странную силу. Рядом стоит Проводник. Он еще не сказал ни слова, но я уже узнаю его. Проводники… Сколько приходилось о них слышать, но в первый раз пришлось встретить… увидеть… ощутить это успокаивающее присутствие… Слова… Проводник только улыбнулся, но в самом центре сердца я слышу его слова… Каждое слово, оброненное Проводником – это ключ. Что он отпирает… Знают лишь те двое, между которыми идет беззвучный диалог… и только то время, пока этот диалог длится…

«Не страшись… даже если мгла накроет твое сердце, я здесь, чтобы провести тебя…  Мыслью, взглядом, силой стихий… Потому не страшись. Лишь сохраняй внимание, и увидишь… Будут те, кто рядом… И среди них может оказаться даже тот, от кого не ждешь помощи сейчас…» - теплые, крепкие, терпкие мысли… словно глоток солнца…
Теперь можно ступить на тонкую полоску почти истлевшего моста…

Но прежде… Я смотрю вверх, и Надежда вдруг касается меня светлым взглядом. Там, в вышине, парит мой спутник, Орел. Мой Орел кружит над миром. Нет ни цепей, ни плена, ни темноты, можно наслаждаться цепкой зоркостью сердца... Обещание верно – согревающее чистое присутствие не покидает меня.
Вдруг понимаю - пределов нет! Ни время, ни пространство больше не властны надо мной. Взгляд вниз – и вот он, противоположный край. Недалеко от обрыва кем-то разведен костер. Огонь – словно маяк. Он светит тем, кто в Пути. За туманом свет огня слаб для глаз, но мое сердце видит его.  Странно, но в свете маяка и мост не такой уж и ветхий. Вижу каждую царапинку на деревянных дощечках мостика, каждый узелок веревки… Что же, теперь можно идти.
И я делаю шаг. Возврата к прошлому нет. Этот шаг – мое действие, мое желание перейти на ту сторону обрыва… Налетевший порыв ветра пытается остановить меня, сбросить вниз, в пропасть, обрушить мостик. Но снова взгляд сердца к птице,  - и крепкие руки ветра теперь держат меня, не дают совершить ошибку. Делаю второй шаг, значительно смелее первого и …  чудом миную подгнившую досточку.  Так ветер становится моим союзником в Пути, охраняет от необдуманных шагов.
… Теперь ясно начинаю понимать, что Проводник имел в виду, когда говорил о тех, кто будет рядом. О том, что они не случайны. И лишь наша физическая слепота делает из них наших врагов. Откуда-то пришла мысль – «Враг мой – друг мой». Нет. Прочь все лишнее из прошлых воспоминаний, кроме самого ценного, того, что поможет мне в пути.  Делаю следующий шаг… Но что это? Небо вверху и небо внизу. Я падаю? Сердце вновь нашло птицу. Нет. Я… лечу. Лечу над пропастью, которой в небе просто нет. И яркий свет костра все ближе – вот он, протяни руку. Новый шаг и… под ногами твердая, каменистая земля. 
Я открываю глаза. Рядом со мной стоит Проводник. Он улыбается. Слышится шепот прощания. Теперь, до следующей остановки, я могу двигаться самостоятельно. Бездна сожалений и жалости к себе оставлена позади. Над головой звездное небо. Огонь костра тихо шепчет мне о новом витке пути... Но сначала – меня ждет отдых и успокоение...

Записан
nairi
Завсегдатай
*****

Карма 1057
Offline Offline

Сообщений: 2150


Под ногами - жизнью брошенный гравий...


« Ответ #52 : 21 Октябрь 2011, 21:42:12 »

"Сон или явь? Трепетанье зажатой в горсти Бабочки..." (Нарелинн)


«Идеальная живопись – это кусок белой бумаги…
Каждый день ты можешь видеть новую картину.»


На улице падал снег. Почти последний в этом году. Почти, потому что еще обещали снегопады… Не такие, как зимой… Но все же… все же… Крупные белые хлопья в раме окна создавали каждый раз новую картину. Новый узор из белых клякс. Узор оживал, какое-то время тек своей дорожкой и… исчезал. А на его месте – появлялся новый… В голове промелькнуло воспоминание – где-то есть набросок из белых пятен… Надо достать и вновь на них посмотреть… Что за момент времени может возникнуть вновь на листе? Затушив сигарету, прошел в комнату.  Вот и наброски. Белый на черном… Розовато-голубоватый на белом… Быстротечность момента… Плохо мне было тогда, света хотел, радости, тепла… Задернул шторы, зажег свечи, включил тихую музыку… Кортнев и «Несчастный случай»… Кисти, вода, наброски, палитра, изразец… Два наброска из пятен… Мой взгляд остановился на черно-белом…

«Ребенок спит у мамы на плече.
Он видит сон, в котором свет,
а тени нет и смерти нет… …
Старик уснул за матовым стеклом…
И эти сны, в которых свет,
во всем равны,
в них смерти нет.» - Тихо пел Кортнев.

Смотрю на пятна, на линии, которые образовывались от смешения оттенков цвета и не вижу ничего… Ничего. Совсем. Лишь хаотичное расположение точек на листе... Нет, черно-белый не подойдет…

Взял другой лист… «летят прозрачные зевки, как  мотыльки, под абажур»… Та же песня, но…  Пятна ожили, цвет стал текучим, появляться начали контуры, линии…

Вспомнились цветы, бабочки… Да, вот оно. Пожалуй… Мотыльки… Астры… Вот этот рисунок живет на листе. Он уже готов к тому, чтоб его нарисовали. Он ждет… Что ж, вот и твое время пришло возникнуть…

Погасли свечи, распахнулись шторы, дневной свет залил комнату.

Рука потянулась к кисти. Легкие плавные движения кистью, не продолжающиеся  линии более яркого розового цвета на розовом… Летящий штрих... Астра… Контуры, цветовые пятна разных оттенков создают пространство для дорисовки цветка астры, каждый будет его дорисовывать по-своему.  Оставим так… Пусть живет в астре ее пространство.

Бабочка… прозрачные крылья… Бабочку надо вырисовывать четко… тонкая кисть, четкие линии крыльев голубым. Прожилки... Теперь тельце бабочки, тонкие длинные усики и ножки. Черные? Нет, лучше пусть будут почти темно-синие…

Тщательно прорисованные две бабочки, танцевали среди астр. Бабочки стремились друг к другу и к единственному цветку, расположенному чуть в стороне от центра. Фон из расплывчатых пятен бледно-бледно, почти намек, на розоватый и голубоватый цвета усиливали эффект пространства… В неровном свете бабочки казались совсем живыми… Бабочки… Бабочки считаются душами влюбленных, связанных волей звезд… В них смерти нет…

Вот и проявилась из пятен на листе история… Теперь смонтирую оправу. 

Через несколько дней история о душах влюбленных, ожившая под весенний снег, висела на стене в комнате моей тети.


© Copyright: Нарелинн, 2009
Свидетельство о публикации №2903150431
Записан

Великий исток изначально прост. (с)
nairi
Завсегдатай
*****

Карма 1057
Offline Offline

Сообщений: 2150


Под ногами - жизнью брошенный гравий...


« Ответ #53 : 31 Октябрь 2011, 22:27:01 »

Мы никогда не знаем, где найдем, и что теряем.... Однажды я нашел друга...


Там, где оставим след... - Привидение (Нарелинн)


Дождь. Дождь… Ночной дождь. Дворники старательно стирали ночные слезы с лобового стекла. Дорога в свете фар послушно стремилась вдаль. Из колонок девичий голосок тихо плакал о несчастной любви.  Ночь. Три часа. Мокрый лес справа и слева застыл черной стеной.

«Дорога. Как хорошо, что я так рано выехал. Надеюсь, что пробок не будет. Быстро вернусь. Дорога. Лес. Черный какой-то и весь мокрый. Который день идут дожди. Черная стена леса. Черный-черный-черный кот ходит задом наперед.» - неожиданно вспомнилась детская считалка – «Черные ели. Сколько вы видели за свою жизнь? Скольким машинам вы смотрели вслед? Мокрые-мокрые и черные-черные. А вот и долгожданное привидение» - я улыбнулся – «Привидение, возникшее так кстати. Привидение… Белое-мокрое-приви...»

Тормоз,сцепление,нейтралка,сцепление…

«Откуда на обочине привидение? И почему оно на обочине?» - сдал машину чуть назад, посмотрел вправо. На обочине виднелось сидящее комочком нечто в белом. Я вздохнул и открыл дверь. Звук дождя и прохладный воздух ночи ворвался в салон машины. – «Придется подходить» - Я заглушил мотор, нехотя вышел из машины и подошел к «привидению».

- Ты кто? – какое-то мгновение я ожидал ответа. «Привидение» даже не пошевелилось. – Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал? Да ответь же мне. Тебе плохо? – чуть тронул комочек за плечо. Голова «Привидения», как от удара, резко дернулась вправо. Руки еще плотнее обхватили колени, лицо «Нечто» так и не показало. Я попытался «Это» поставить на ноги. Через минуту-другую мои старания увенчались успехом.

- Ну ты и длиннен, наверняка, метр девяноста? – ни звука в ответ. – Ты идти сам можешь? – я осторожно разглядывал найденное «Привидение». Стрижка. Не очень короткая. Волосы спутаны и падают на лоб. Светлые мокрые волосы. Я приподнял осторожно его голову. Никакого  сопротивления. На лице куча  свежих ссадин, один глаз заплыл, второй закрыт, опухшая скула, запекшаяся кровь в уголке губ, и, кажется, сломан нос. Мальчишка. На вид – лет 17. Футболка намокла и прилипла к худенькому телу подростка. Джинсы в нескольких местах порваны. Стоит, облокотившись на меня, на левой ноге. Правая нога… чуть согнута в колене и без упора. – Да ты еще и босой! – тишина в ответ. Ни звука. Лишь дождь все стучит и стучит свои непонятные слова. И безвольная, почти сломанная кукла в моих руках.

«Вроде не пьян, может, обколотый? Даже если и обколот, то почему здесь? В тридцати километрах от города? Как ЭТО попало сюда? Из леса?  Из черного леса бредет одиноко уставший бродяга… Ннндааа… У меня в руках избитый подросток, а я все вспоминаю какие-то фразы, услышанные непонятно когда и непонятно от кого. Надо его в город. Хотя бы до ДПСников. Кто же там на посту-то сегодня? По-моему ВасьВась…»

Я осторожно довел парнишку до машины, открыл заднюю дверь и, как хрупкую вещь, уложил на заднее сиденье. Сидеть он не мог. Сразу падал на бок. Кое-как приладил ремни безопасности. Закрыл дверь. Дождь все также безучастно-монотонно рассказывал свои истории. Лес своими мокрыми глазами наблюдал за нами.

«Хана моей встрече. Хана… До следующих выходных. Подождем-подождем-подождем под дождем.»

Посмотрев на черный лес и подмигнув встречной одинокой машине, я открыл дверцу и сел. В салоне было тепло и тихо. Вместо девочки уже мальчик  на ломанном русском сообщал всем о том, что он - шоколадный заяц-мерзавец. Я с раздражением выключил «зайца». Завел мотор. Теперь тишину нарушал лишь мерный звук мотора и тихий шепот дождя снаружи. Закурил, посмотрел на грязно-белое «привидение» в зеркале. Чуть поправил зеркало – стало лучше видно. Казалось, он спал. – «Кто ты? Откуда ты здесь? Кто тебя так? Избитый, сломанный какой-то и грязный. Грязный. Машину придется основательно чистить.» -  вздохнул, стряхнул пепел и развернул свою красавицу в сторону города. 

Тихо пел мотор, шины шуршали по мокрому асфальту. Через минут 20 показался пост. Я свернул на обочину и остановился.

«Никто не хочет мокнуть под дождем.» - с тоской пронеслось в голове. Пришлось вновь выходить из машины и плестись в сторону поста. Открыв дверь, я увидел похожего на здорового медведя в зеленоватом жилете, постового. Он сидел за столом, и с тоской смотрел в бумаги. Второй – щупленький, худенький и подвижный дежурный стоял у окна и курил.

- С утром тебя, ВасьВась. Тут вот какое дело, поговорить бы…
- Ты проехал же раньше. Иль случилось чего? – пробасил постовой. – Чтой-то ты вернулся? Случилось чего?
- Да нет. Просто вот, поговорить бы. – и я просительно посмотрел на ВасьВась. – Понимаю, что дождь, но… надо.

Громогласный Василий Васильевич, вечно пахнувший чесноком и шипром, с неохотой поднялся из-за стола и протопал за мной на улицу, под дождь. Вась-Вась, мой сосед по прошлой квартире. Сколько мы с ним выпили пива и водочки по вечерам, когда возлюбленная Земфира в очередной раз  его выгоняла на улицу. Незлобный, шумный остряк, он каждый раз страдал от скандалов и плакался мне на свою горячо любимую жену. Действительно любимую. Любил он ее сильно и всегда громко. На праздники - не забывал цветы, посвящал ей песни, которые горланил под окнами дома, а если ссорился, то обязательно было слышно всем. Хлопанье дверей – самый тихий звук в этом случае.

Мы подошли к машине. Я открыл заднюю дверь и показал мальчишку.

- Кто это у тебя? Откуда ты его выкопал? – подходя к передней дверце спросил Вась-Вась.
- На  обочине нашел. Примерно в 30 километрах отсюда. Ничего такого не было ночью? Не знаешь, куда его теперь?
- Документы есть у него?
- Не знаю. Не смотрел. В голову как-то не пришло – растерянно проговорил я.
- Вечно ты приземляешься в какие-то непонятки. – проворчал Вась-Вась, а я понял, что он мне поможет. Все-таки, доброе у него сердце. Может быть, только как у всех, - не ко всем. – поехали на скорую. Пусть там посмотрят его. А ты потом к ребятам загляни, может его кто ищет. – ВасьВась сказал несколько слов по рации, сел на переднее сиденье и мы двинулись на скорую.

Подъехав к больнице, Вась-Вась вышел и бодренько пошел к дверям скорой. Я остался ждать в машине. Пассажир на заднем сиденье не издавал ни звука. Казалось, он спал. Я закурил. Думать не хотелось. Мыслей – не было, лишь перед глазами стояла картинка, как паренек дернулся от моего прикосновения.

Через минут пять дверь скорой открылась, и вышел ВасьВась с медиком. Я открыл задние двери, помог им вытащить незнакомца. Он или не спал совсем, или сразу проснулся от наших попыток его вытянуть из машины. Снова не издавал ни звука, только морщился, если ему приходилось двигать правой ногой или кто-то из нас, видимо, случайно касался его синяков. Они скрылись в помещении скорой, а я остался стоять перед дверью. Идти внутрь  мне не хотелось. Дождь закончился, и на небе сквозь тучки стали пробиваться лучи утреннего солнца. В больничном саду защебетали птицы. Конец мая... Птичий базар.

Стук в окно отвлек меня от  невеселых размышлений о сегодняшнем дне. Вась-Вась просил зайти. Я нехотя открыл дверь в помещение скорой помощи. Полутемный коридор, тишина.  ВасьВась лихорадочно крутил незаженную сигарету в руках. – Зайди – глухо вымучил он и кивнул на дверь справа. Открыв дверь, я увидел молоденького врача скорой помощи. Он сидел за столом и что-то писал в карте.

- У вашего незнакомца нет ни каких документов. Оформить в стационар его мы не можем. Состояние – сносное. Внутренних повреждений нет. Сильный ушиб правой голени, сломан нос, многочисленные синяки и рваные поверхностные порезы на теле и лице. Если есть куда забрать – можете забирать. Его сейчас обработают и приведут.
- А если ему полежать у вас? Нельзя ничего сделать? Я могу оплатить. Может отдельную палату?

Он что-то быстро написал на клочке бумаги. – Это телефон заведующего. Договаривайтесь.

«Ненавижу договариваться. Ненавижу делать сладко-елейный голос, высчитывать, что нужно дать. Нужно дать. Дать. В морду дать хочется всегда. Почему нельзя просто проявить сочувствие к парнишке? Совсем еще зеленый. Надо звонить. Если не позвоню – выкинут ведь. Куда он пойдет?» - Я набрал номер.

Через минут десять пришла нянечка из стационара и сказала, что палата для безымянного готова, можно приводить.

Врач молча кивнул ей и, уже обращаясь ко мне – Его приведут через минут сорок, час. Не раньше. Будете ждать?
- Да. – кивнул я и вышел из кабинета.

ВасьВась нервно курил на улице.

- Ну, что?
- Оформили палату. Пусть полежит под присмотром. Мало ли чего.
- Давай не будем оформлять протокол? Тебе оно надо? Мне вот точно не надо. Будет висяк ведь. Точно тебе говорю. Парнишка вряд ли заговорит. А без его слов мы мало что найдем. Я тебе лучше телефончик дам один. Попробуй сам найти его родных. А там, может и этих найдешь. – и он протянул мне прямоугольничек. – А к ребятам ты загляни. Вдруг его кто ищет. Должны же быть у него родные… - Он вздохнул – Пойду я. Дежурить мне еще…
- Хорошо. Спасибо тебе, загляни сегодня, или … лучше завтра. Но загляни. Я буду ждать.

Я закурил и сел в машину. Думать не хотелось. Вообще ничего не хотелось. Так. Обрывки мыслей о делах.

Мои размышления были прерваны появившимся врачом. Он сказал, что Безымянного уже отвели в палату. Я поблагодарил – Через скорую я могу пройти туда?
- Да – коротко ответил он.

«Ну хоть здесь повезло. А то бы пришлось ждать открытия главного входа и объяснений с гардеробщицей – кто я, и куда я, и почему я без бахилл и халата...»

Пройдя заковыристыми коридорами и поднявшись по лестнице, пахнувшей хлоркой, я направился в отделение травматологии. А вот и палата. Остановившись, я вдруг понял, что не могу войти. Не могу. Я понял, что боюсь увидеть мальчишку. Я, здоровый мужик и боюсь видеть какого-то мальчугана. Может быть потому, что не могу вообще видеть избитых детей. Боюсь их взрослых глаз. Глаз, в которых слишком много знаний об изнанке жизни. Глаз, которые видели не только солнце и небо… И все же, я открыл дверь…


© Copyright: Нарелинн, 2008
Свидетельство о публикации №2812270019
Записан

Великий исток изначально прост. (с)
nairi
Завсегдатай
*****

Карма 1057
Offline Offline

Сообщений: 2150


Под ногами - жизнью брошенный гравий...


« Ответ #54 : 31 Октябрь 2011, 22:31:33 »

Пусть тебе улыбается Небо.

*** (Нарелинн)

Воздух весь был соткан из лент зеленоватого запаха влажной хвои, темно-тягучего - смолы, прозрачного серебристо-серого - дождя. Старые кедры черными великанами высились по краям поляны. Вечер был беспросветным. Моросящий дождик не приносил того жуткого неудовольствия и сонливости, что в городе. Наоборот, здесь он казался на месте. Мелкие капельки поблескивали в свете фар. И тишина. Тишина, которая имела запах кедра. Старого, сильного кедра.

Неожиданно внутри появилось ощущение бесконечного покоя и величия окружающего меня мира. Огромного, мощного мира, наполненного силой. На фоне этого чувства пришло понимание, насколько все-таки мал человек. Мал в сравнении с этой махиной по имени Природа.


© Copyright: Нарелинн, 2009
Свидетельство о публикации №2909290178
Записан

Великий исток изначально прост. (с)
nairi
Завсегдатай
*****

Карма 1057
Offline Offline

Сообщений: 2150


Под ногами - жизнью брошенный гравий...


« Ответ #55 : 12 Ноябрь 2011, 00:38:50 »

Морозный узор января... (Нарелинн)

«Я тебе подарю, любимая,
Морозный узор января…»
(А.Ковалев)

«Уходить. Надо уходить. Уходить. Не могу больше. Не могу больше видеть всевозможные цифры в отчетах. Не могу больше эти отчеты сводить в единый, удобно читаемый текст для генерального. Не могу видеть всех на работе. Странно. Странно. Каждого по отдельности – могу, а вот вместе – вместе получается плохо. Не могу. Не могу больше. И кому из руководства пришло в голову придумать такой график работы? Кого из них мучает бессонница? Это же надо? Придумать такое – начинать работу в 6 утра. Как на Западе. Дался им всем этот запад. Приходится вставать в 4. Как же мне тошно. Бросить все, уйти в неизвестность. В неизвестность… Куда? Куда в неизвестность? Найти другую работу в наше время… Время… Угораздило родиться в это время. Как говорит сосед – Мы не выбираем время, время выбирает нас. Сосед…»

Мысли противно появлялись в моей голове, тащились по заведенному кругу. И от этого порочного круга становилось еще хуже. На улице было пустынно, тихо и холодно. Вчера ударил мороз. Я понуро тащил себя на работу и ничего не замечал вокруг. Все силы уходили на то, чтоб мои ноги послушно двигались к проходной. Мое плечо неожиданно что-то зацепило по пути. Сработала привычка – Извините, задумался. – Пустой взгляд пробежал по препятствию, которого не должно было бы быть на моем пути. Зацепился за ресницы, покрытые инеем, и утонул в черной бездне.

Нет, я не остановился, как вкопанный, не остолбенел. Я, по привычке,  продолжал передвигать свои ноги. Только вместо мыслей появился черный, глубокий взгляд, очерченный белыми длинными ресницами. И что-то внутри меня пыталось выкарабкаться из этой черноты. Безуспешно. Я продолжал двигаться в сторону проходной. Резкий визг тормозов, отборный мат. Ноги остановились. Поворот головы в сторону звука. Безразличие, полнейшее безразличие. Звук мотора, серебристый Опель промчался мимо меня. Взгляд потянулся за ним. – Красный огонек светофора. Красные стоп-сигналы автомобиля. Красные стоп-сигналы. Стоп-сигналы. Стоп. – привычка, профессиональная привычка реагировать на малейшее негармоничное сочетание цифр и знаков перед глазами. В голове прояснилось. Сработал инстинкт на поиск того, чего не должно было бы быть, того, что нарушило привычный ритм утра.

Звук, проносившегося мимо меня мерса, заставил сделать единственно возможное в данном случае – шаг назад, назад с дороги на тротуар. Что-то было не так. Не так, как всегда. В голове пронеслось – Назад, надо прокрутить все назад. Там, где-то там, потеряно то, что было не так. – Мысли стали кружиться хороводом в обратном порядке. Я развернулся и пошел знакомой дорогой назад, к дому. Еще одна привычка для нахождения потерянного. Кроме мысли – действия в обратном порядке. Теперь я смотрел «во все глаза» и слушал, слушал, слушал. Себя, мысли, все вокруг.

Зимнее, холодное утро. Редкие прохожие. Редкие машины. А мне попалось сразу две. Две машины, заставившие меня вернуться. Мороз. Мерзнет лицо. Кажется, что воздух замерзает. Мерзость. Я шел по парку, через который полз несколько минут назад в обратном направлении. На дорожке парка стояла девушка. Или женщина? В тусклом свете фонарей – не совсем разобрать, да и в зимней одежде – все женщины становились одинаковы для меня. Обыкновенные женщины. Но эта – не двигалась. Она стояла, подняв голову вверх, и что-то старательно рассматривала вверху. Я посмотрел вверх. Ничего необычного. Луна, редкие звезды, заиндевелые ветви деревьев.

- Что-то необычное? – осторожно, боясь спугнуть незнакомку, спросил я.
- Красиво – тихо ответила она и посмотрела на меня.

Выбившиеся из-под шапочки волосы были покрыты инеем, глаза, темные, как ночь, в окружении заиндевелых ресниц, глянули на меня. Вот, вот оно, то, что было не так. Взгляд, взгляд в котором я утонул.

- Посмотрите, свет луны, касаясь снега, покрытых инеем ветвей деревьев, заставляет их светиться призрачным светом. Светом, совершенно не похожим на тот, который бывает от солнца днем. Как будто в другом мире. Как в сказке.

Она тихо говорила, а мне казалось, что это она пришла из сказки. Как снегурочка, только с черными глазами. Девушка, непонятно каким образом, занесенная в наш безумный мир. Девушка, способная ранним утром смотреть на свет луны и деревья в снегу. Она сама в этот момент становилась призрачной. Нереальной. Беззащитной.  Я молчал, не мог вымолвить ни слова, и я боялся, что она исчезнет. А вместе с ней исчезнет и мир, в который она меня привела.


© Copyright: Нарелинн, 2008
Свидетельство о публикации №2812210327
Записан

Великий исток изначально прост. (с)
nairi
Завсегдатай
*****

Карма 1057
Offline Offline

Сообщений: 2150


Под ногами - жизнью брошенный гравий...


« Ответ #56 : 14 Ноябрь 2011, 22:23:02 »

Метаморфозы (Нарелинн)

Она сидела за столиком кафе и пила маленькими  глотками свой черный кофе. Светлые волосы закрывали тонкое, почти прозрачное лицо. Длинные, чувственные пальчики чуть подрагивали, когда она брала чашечку, чтобы сделать глоток…Забытая сигарета исчезала столбиком пепла в пепельнице…

Мгновения пробегали шумной толпой мимо девушки. Мимо… Тихий полумрак зала окутывал ее и прятал от любопытных глаз. Мир замер, боясь неосторожным движением усилить ее печаль. Девушка пила уже третью чашечку кофе. Посетители постепенно заполняли кафе, но никто не посмел нарушить ее странного одиночества. Вот она  позвала официантку и расплатилась. Изящная, хрупкая фигурка, задрапированная в деловой костюм, красивая линия ножки, высокий каблук, маленькая туфелька…

Девушка решительно вышла из зала и подошла к зеркалу. Достав из сумочки несколько нужных ей предметов, привычным движением подняла волосы вверх и заколола их. Удобно, быстро, практично… Аккуратная, деловая прическа. Из зеркала на нее смотрела сильная женщина. Женщина, чувствующая себя свободно и уверенно в жестком мире мужчин.

***
Обсуждение длилось уже почти три часа. Я механически делал пометки на пройденных вопросах. Кое-где слова были подчеркнуты жирной  линией или  заключены в эллипсовидные фигуры. К этим пометкам следовало вернуться уже в ближайшее время...  Хотелось нещадно пить… Но пока, пока – не время. «Не время для драконов» - неожиданно выплыло из небытия. Устал. Но… надо срочно собраться. Иначе можно пропустить то, что потом будет долго аукаться всем. Юридический, финансово-экономический разделы - есть… Политика фирмы… Первоочередные задачи… есть…Комплексные мероприятия…  и тут все в порядке…

Стоп! С какой стати нам нужен этот аспект, который звучит в устах их представителя уже третий раз? Странное, завуалированное давление… Чем это нам грозит? Блин, нет, нельзя, попадаем в «скользячку» и валимся в дырочку. Аккуратненькую такую и премиленькую дырочку, из которой  будем долго выплывать…  Не нравится мне это…

Я  вздохнул и, подняв глаза на представительного мужчину, задал вопрос. За столом появилось напряжение. Все замерло. От ответа гостя зависел дальнейший разговор…  Каждый показал свои зубы… Зубы… Драконы… Какая-то картинка из мира животных… На листе, рядом с жирным вопросом появилась морда дракона…

А он ничего, умен… Вон как глаза хитро смотрят… Все понял… Нравятся мне такие партнеры. С ними можно после пары стычек на вопросах строить  достаточно долгосрочные отношения. Выгодные… И для нас и для них… 

Ну что же… проверку на «вшивость» кажется, прошли все. Теперь уже скоро… Напряжение выветрилось. Позы присутствующих за столом стали более свободными. Я налил в стакан минералки…

Офисная дверь с жирным чмоком захлопнулась за моей спиной… Первый и самый трудный день совещания закончен. Усталость стекала с меня черными потоками вниз. Я достал ключи от машины. Моя «подружка» задорно мигнула мне. Открыл дверь, бросил папку с документами на переднее сиденье. Бумаги… Надо будет дома вечером еще раз их просмотреть… Не упустить бы чего… Ладно, это потом. Я просто устал. Очень устал… В голове ворочались тяжелые остатки мыслей… Закурил, завел машину и выехал со стоянки… Домой… Туда, где есть эти бездонные черные глаза, где ласковые, нежные руки обнимут, успокоят. Легкий и в тоже время яркий запах любви и ожидания окутает меня. Я улыбнулся в предвкушении встречи…

Дверь дома распахнулась раньше, чем я достал ключи. Ее улыбка солнечным лучом проникла внутрь меня, растопила лед, а губы подарили мятный аромат желания… Я был дома. Дома, где тепло и уютно от того,  что самый дорогой человечек рядом.

Я взглянул в зеркало. На меня смотрел «телок со счастливыми глазами»…


© Copyright: Нарелинн, 2009
Свидетельство о публикации №2904231002
Записан

Великий исток изначально прост. (с)
Elena
Администратор
*****

Карма 555
Offline Offline

Сообщений: 1604



« Ответ #57 : 05 Апрель 2017, 10:51:58 »

Нареллин, твои зарисовки очень образные , как будто ты или кто-то это все когда-то пережил. Как думаешь может это твои маленькие жизни или ветер доносит до тебя чьи-то переживания?
Может быть.  Жизнь ведь интересная штука. В ней бывает все 

Радуга для Сонечки

У одной девочки был друг. Ёжик...

Девочка никогда не забывала наливать ему молочка в блюдце, а ежик часто приносил ей из леса сладкую землянику. Лето катилось, как колобок по дорожке. Девочка улыбалась ежику.

Однажды, малышку и ежика увидел вместе соседский мальчишка.

- Почему ты дружишь с ежиком? – спросил он у нее.
- Ежик – хороший. – ответила девочка.
- Но он же не похож на нас, людей. Как может быть тебе другом тот, кто не похож на тебя?
- Все равно – он хороший – чуть не плача прошептала малышка. Потом повернулась и пошла к лесу.

Ей было очень горько, что сосед не увидел, какой же на самом деле ежик. Девочка сидела на полянке у леса и смотрела на небо. Там появилась красивая радуга. Ежик подбежал к девочке и ткнулся своим носиком в ее ладошку.

- Тебе нравится радуга? – спросил он ее.
- Очень. Она разноцветная – улыбнулась девочка. – Мама говорит, что радуга соединяет землю и небо.
- Вот видишь. Даже радуга, которая соединяет землю и небо, имеет много цветов. Ты не обижайся на него. Ведь дружить могут разные существа. Даже совершенно не похожие друг на друга. И их дружба всегда похожа на такую радугу. Он просто еще не встретил своего настоящего друга. – и ежик, лизнув девочку в нос, быстро побежал в лес. – Меня ждут дела. А тебя, наверное, заждались мама и папа. Мы обязательно встретимся завтра.

Девочка помахала ежику и, счастливо улыбнувшись радуге, побежала домой.

- Мамочка! Ежик сказал, что наша дружба похожа на радугу! – радостно сообщила она маме.
- Да, малышка, настоящая дружба всегда похожа на радугу. Твой ежик очень мудрый друг – улыбнулась мама и погладила дочь по головке. – А теперь - молоко и спать. Завтра, вы с ежиком вновь подарите этому миру свою сверкающую дружбу.


Просматривала старые сообщения, кое-что искала. Попала на сказку. Так чудесно и в тему. Спасибо, Нарелинн. Радости тебе на твоем Пути.
Записан

Солнце существует, чтобы светить.
Дельфин
Местный житель
***

Карма 285
Offline Offline

Сообщений: 483


« Ответ #58 : 05 Апрель 2017, 15:12:45 »

Да, хорошая сказка)
Записан
Страниц: 1 2 3 [4]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

 
Каталог КУБАНЬ.ру     ќ§®вҐаЁЄ  ў ђ®бв®ўҐ   Каталог Ростова     Каталог ресурсов
 
Powered by SMF 1.1.8 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC